16+

Скоро день рождения

Dara
19 Июн  (28)
Юрий Леднев
20 Июн  (32)
janush-mati
22 Июн
Наталья Красковская
22 Июн  (45)
Антон Ершов
23 Июн  (25)
Мертвец
23 Июн  (21)
Алоев Василий
24 Июн  (62)
Владислав
25 Июн

Лента новостей RSS

RSS-материал
Последняя новость    С Новым Годом, Стихослов!

МЫ ВАМ РАДЫ!

Очень хочется почитать Ваши стихи и высказать о них мнение. Пожалуйста,
добавьте стих
Хочется пообщаться в блоге и почитать Ваши мысли, пожалуйста,
Или добавьте запись в блоге
Будем рады, если Вы напишете пару комментариев на стихи на сайте.
Вам всего лишь нужно зарегистрироваться
(логин-email-пароль)

Перелёт (10-11)

Автор:
Бусинка

0

   Чем чаще Вы делитесь стихами в соцсетях и блогах, тем больше Вас читают!

 



 

X.

Лиза ждала его при входе в сквер, перетаптываясь от нетерпения.

- Станислав…Иванович, – на всякий случай добавила девушка, - я столько думала-думала-думала! И вот к какому выводу пришла: если нам не удастся восстановить диск, то Вы действительно пострадаете. То есть, только убив Вас, она сможет получить Ваши крылья.

- Лиза, – вздохнул Станислав, - я повторю за Пашей: у тебя очень странные фантазии.

- Нет, послушайте, - Лиза пыталась говорить спокойно и твёрдо, но получалось плохо, - крылья только временно на Вас, ну, или выросли у Вас. И я думаю, что, в конце концов, независимо от того, прочтёте Вы код или нет, когда крылья перейдут от Вас к ней – Вы погибните. Эта бело-чёрная ворона говорила, что как только Катерина получает крылья, всё начинает разрушаться. Как будто всё самое лучшее, что есть в мире, а это сейчас в Вас… - девушка захлебнулась воздухом и потеряла мысль.

- Лизонька, я не «всё самое лучшее в мире», - серьёзно возразил Стас, - но почему ты связываешь передачу крыльев с моей…э-э…смертью? Крылья же не мои.

- Потому что та ворона сказала, что вместе с отлётом Кати, или той, которая была в других мирах раньше, утекает вся позитивная творческая энергия, все лучшие качества человека. А Вы, Станислав…- она опять замешкалась, сомневаясь, называть его по отчеству, или нет, - Вы очень светлый и творческий человек. И если это Вы потеряете, то как же Вы будете жить?

- Ты всё про меня,…а людей на Земле почти семь миллиардов. Вот ты, например, боишься в себе что-нибудь хорошее потерять?

Лиза опустила голову и помолчала.

- Боюсь, но мне кажется, что если уберечь Вас от передачи крыльев, то ни я,  ни все остальные ничего в себе хорошего не потеряют.

- То есть, ты поверила рассказу вороны или кто он там был? – Стас подошёл ближе к девушке и бережно опустил ей руки на плечи. Она подняла голову.

- Станислав …Иванович, - тихо сказала она, глядя ему в глаза, - среди того, о чём я долго думала, была мысль о том, - она запнулась, - что остановить будущее, когда мы все находимся рядом, тут, - она притопнула для убедительности, -  ни во власти Катерины, ни в нашей. Тут Стас вздрогнул, вспомнив свой сон, а девушка продолжила:

 - Но в нашей власти сделать всё, чтобы Вас хотя бы обезопасить. Правда, я не знаю как. Может быть, капитан  Клёкотов Вас куда-нибудь спрячет? Ведь есть, же тайные квартиры, или что ещё…

- Ну, Лиза… - Стас, опустив руки с её плеч, рассмеялся, хотя смех был невесёлым, - не очень-то я верю и в крылья и в разрушение…

- Это потому что Вы не слышали ту ворону, - затараторила опять девушка, - и не видели остальных ворон. Они не стали с нами драться, потому что уже не верили, что смогут «запереть» Катерину в нашем мире. И поставили нас с Павлом перед выбором, а мы-то что можем сделать в этом случае? – Только спрятать Вас! Может быть, прямо сейчас Вам куда-нибудь купить билет и улететь подальше?

- Прямо сейчас мы пойдём к Кате с Пашей, - он взял её за руку, как маленькую, и повёл по улице, - и думать будем все вместе.

Всю дорогу они шли молча. Уже не Станислав, а сама Лиза крепко держала его за руку, как будто боялась, что он исчезнет прямо сейчас. Между тем, Стас, перебирая все  подробности своего сна, ощутил, что в словах девушки есть здравая мысль. Он не решил ещё, рассказывать ли сон всем или только Паше, но вчерашнее поведение Кати подтверждало, что она не была хозяйкой будущих событий. И если верить сну, то души жителей её мира должны бы как-то побудить жителей другого измерения добровольно расстаться со всем лучшим в их душе. Интересно, как? Тут всплыл перед глазами облик Кати, и Стаса пронзила острая радость: сейчас он её опять увидит!  И Лизина здравая мысль мгновенно растаяла, как нечто смешное и несуразное. Он уже перестал отстраняться от вспыхнувшего внутри яркого чувства  и оставшиеся несколько минут дороги думал только о том, как ему быть с Павлом. Друг был человеком чутким, а показывать свои чувства раньше того, как Стас узнает от Кати, есть ли какая-то надежда ему быть с ней, он опасался. Лиза шла рядом, иногда с беспокойством подсматривая за ним. Наконец,  они оказались у двери подъезда.

- Станислав,  - она остановила его, прежде, чем войти первой, - я скажу о своих размышлениях им обоим. Я хочу посмотреть, что тогда будет делать Катерина… И я вслух предложу Вам скрыться от всех. Вот и посмотрим, кто прав.

Стас пожал плечами и, не смотря на девушку, молча, пошёл на лестницу. Дверь в квартиру была приоткрыта. В прихожей был слышен голос следователя Клёкотова.

 ***

- И вы вызвали меня для таких сказок? Я их от пострадавшей уборщицы уже наслушался, - капитан говорил без раздражения, но видно было, что его недоумению нет конца, - а,… вот и остальные подошли! Доброе утро!

- Уважаемый Евгений Петрович, - азартно начла говорить Лиза прямо с порога, - как замечательно, что Вы откликнулись нам помочь! Здравствуйте! Доброе утро всем! – она постаралась улыбнуться как можно радостнее, - вот теперь мы сможем рассчитывать на самую квалифицированную помощь!

- Постойте, Павел Алексеевич позвонил мне, а,  между прочим, сегодня воскресенье, и пообещал самую точную информацию о причинах пожара. Екатерина Юрьевна, - он оглянулся на Катю, стоявшую в дверях кухни, - начала мне рассказывать о каких-то говорящих животных. И вот теперь приходите Вы и просите у меня помощи, … я пока ничего не понимаю. Может быть Вы, Станислав Иванович, расскажете мне что-то менее необычное?

- Доброе утро, Евгений Петрович, я точно вряд ли смогу Вас удивить. Но само Ваше появление раньше нашего прихода меня удивляет даже больше, - Стас несколько укоризненно взглянул на Павла.- Я сам предполагал звонить Вам, и у нас действительно есть просьба: нельзя ли усилиями Ваших специалистов восстановить диск, который у меня со стола утащила ворона.

- Та-ак… - протянул капитан Клёкотов, - рассказывайте всё по порядку.

- Стас, - перебил его Павел, - мы с Катей ещё толком ничего не успели рассказать, так что пошли все в кухню, и ты сам объяснишь, почему мы вызвали Евгения Петровича в его выходной, и почему случился пожар. А я сварю кофе.

- Кофе – это хорошо! – откликнулась Лиза.

- Скажу  сразу, - начал Станислав, когда все расселись вокруг стола, - мы не знаем, почему случился пожар. Мы можем только предположить, что Валентина Григорьевна выгоняла из комнаты залетевших ворон, и в пылу сражения с ними или она, или птицы повредили проводку или верхние светильники. От замыкания или искры загорелись бумаги или папки.

- Хм… А кто такие серые, о которых она всё время твердит? – почему-то глядя на Катерину, спросил следователь.

- Вероятно, наши обыкновенные серые вороны, - спокойно ответил Стас, - с одной такой нам тоже пришлось повоевать, но она оказалась проворнее и утащила первый попавшийся диск, …э-э, который ей почему-то приглянулся, мы пытались отнять, тем более, что Паша успел увидеть на нём фамилию  Кати. Вот почему мой друг так разнервничался. А ворона улетела с диском в окно.

- А почему окна были открыты? Не лето, ведь…

- Уборщица так делает для себя, наверное, чтобы не надышаться всякой химии, во время уборки. Она нам про это сразу сказала, как только нас увидела в коридоре на этаже. И проворчала, что мешаем ей всё делать по плану.

- Что ж, это похоже на правду. От пожарных мне тоже сообщили, что была повреждена проводка. Но зачем остальные вороны прилетели, им–то что надо?

- Ой, так они ж как-то разговаривают между собой, - бодро предположила Лиза, - наверное, одна накаркала всем, что там, мол, много блестящих штучек, вот они и слетелись.

Клёкотов задумчиво посмотрел на девушку, потом на Катерину и опять спросил Станислава:

- А каким же образом, Станислав Иванович, диск опять оказался у вас?

- Можно я? – перебила девушка Стаса, не успевшего даже рта открыть, - мы узнали от собак, …ой! – она осеклась и испуганно обвела всех взглядом, - мы предположили, что вороны где-то собираются в стаю, и, скорее всего, это в старом парке. Вот мы туда и отправились.

- Все четверо?

- Нет, Евгений Петрович, - заговорила Катерина, - Станислав так расстроился из-за потери всех конкурсных работ, что почувствовал себя неважно. Поэтому идти искать ворон решили Павел и Лиза.

- А что за говорящие собаки? - как бы невзначай спросил Клёкотов.

- Вот что, капитан, - твёрдо продолжил Станислав, - информация, вернее, рассказ Кати на диске нам очень важен, надо попытаться его восстановить, и если это удастся… - он задумался, понимая, насколько аккуратно ему надо говорить, - если удастся, то мы сможем сказать больше. Но поверьте, что это никак не связано с пожаром. Мы очень просим Вас помочь, потому что просто не знаем, куда можно обратиться. И ещё потому, что рассказ не предназначен для всеобщего чтения…

- Как же так? - лукаво перебил его Клёкотов, - он же был положен в общую коробку, где все остальные работы. А если бы не Вы предварительно отбирали, что годится для конкурса?

   Друзья с удивлением переглянулись. Действительно, такая мысль в голову никому не приходила. Если бы диск вместе с остальными был отдан на чтение Лизе, то Стас бы и не узнал никогда ни про рассказ, ни про код – работа была бы сразу отсеяна, как не соответствующая теме.

- Что ж, - вздохнула Катя, - это судьба так всё подстроила.

Лиза хмыкнула, а Павел сердито постучал себя по лбу: - Вот не подумал я об этом!

- И всё-таки, как вы нашли диск и что там с собаками? – напомнил опять капитан, - я помогу вам, но вы меня так заинтриговали, что звонить нашему спецу буду только после вашего объяснения.

- Мы поехали с Лизой в парк, нашли стаю, - начал самым обыденным голосом рассказывать Павел, - вся стая была почему-то возле большого дуба, а Лиза разглядела на нём дупло. В общем, мы предположили, что всё блестящее вороны складывают туда.  Я и полез.

- И вороны на Вас не напали? - как бы между прочим по ходу спросил капитан.

- Я с ними разговаривала, …ой, - опять осеклась Лиза, - я,… в общем, говорила им, что попало: ругала их за воровство, грозила, просила, короче, уговаривала, …ну, и  всячески отвлекала их внимание.

- Ну, допустим, что они Вас понимали, - лукаво сощурился Клёкотов, - а что делали собаки?

- А они нас подгоняли, …ой! – она испуганно прикрыла рот рукой. - Нет, я так не могу! Евгений Петрович, Вы даже не представляете, какие это были собаки! Я их боялась, правда-правда, но они тоже отвлекали внимание ворон, поэтому Павел сумел спокойно влезть и достать диск из дупла.

- Ну да, я нашарил его там среди всяких других штучек, которые они туда накидали, - спокойно подтвердил Павел.

 - И во сколько же это было? – не унимался следователь.

- Вечером, когда мы уже пообедали и обсудили, что надо попробовать сделать, - сказала Катерина.

- Хм, … так ведь, уже темно стало. Странно это всё. Екатерина Юрьевна, а почему так важно было для всех вас достать этот диск? Ведь, у вас в компьютере наверняка остался текст. Ну и дали бы его прочесть Станиславу Ивановичу.

- Нет, Евгений Петрович, текст, увы, случайно пропал после копирования на диск. С моим компьютером так бывает. Поэтому я и работаю только там, в институте на рабочем месте, чтобы важные переводы не пропадали. А многие у нас вообще дома работают. И что-то я никак не отлажу свой ноутбук, Паша обещал мастера найти, но, … в общем, помогите нам, если можете, я даже оплачу эту работу специалиста.

 Клёкотов пристально посмотрел на Катерину, потом улыбнулся:

- Я понимаю, первый написанный рассказ всегда важен. Не переживайте так, наш спец мне кое-что должен, сейчас позвоню ему, договорюсь. Но, чур, не сегодня, у него семья и детки маленькие. Вообще-то, друг он мой, так что по-дружески сделает, что сможет. А всё-таки, я-то могу прочесть Ваш рассказ? Мне самому уже интересно стало… Вот, Ваши друзья готовы всё сделать ради одного рассказа, он волшебный, наверное? – пошутил капитан.

- Ещё какой! – мрачно отозвалась Лиза. Следователь с удивлением посмотрел на девушку:

- Что-то вы все мне опять не договариваете.

- Евгений Петрович, Вы можете прямо сейчас позвонить Вашему другу, чтобы мы хотя бы знали, реально это или конец всем надеждам. А диск можно и завтра отнести, - решительно попросил Станислав.

- Ну, сейчас, - Клёкотов достал мобильник, оглядел всех, подмигнул Катерине, встал и вышел в коридор, прикрыв за собою дверь.

- Ну, Лиза, ты чуть не спалила всех, - тихо начал Павел, - нельзя же так.

- А как? Когда вы мне рассказали, я тоже чуть с ума не сошла. И зачем только? – девушка вздохнула.

- Да, Лизонька, вовлекли мы тебя в нашу кашу…- откликнулся Станислав.

- Вот что  я предложить хочу: нельзя ли хотя бы на время Станиславу уехать отсюда подальше? – начала тараторить Лиза, - а то вдруг ещё кто объявится…

- А кто ещё может объявиться? – спросил входящий в кухню Клёкотов, - Вы уж простите, Лиза, слышал Ваш вопрос, но до окончания следствия Станиславу Ивановичу и Павлу Алексеевичу никуда уезжать из города нельзя. Закон у нас такой.

 - Так они же ни в чём не виноваты! – выпалила девушка.

-  Они – важные свидетели. А имущества испорчено много. Однако, я вам скажу приятное: если на диске нет глубоких царапин, то восстановить его можно. И друг мой любит с такими задачками возиться, так что завтра с утра приносите свой диск вот по этому адресу – он достал блокнот и написал адрес и фамилию, - и скажите, что от меня. Кто пойдёт с диском? – Станислав в ответ показал на себя, и Клёкотов довольно кивнул, – я так и думал, ему так и сказал. А теперь всем до свидания. Но следствие – он поднял указательный палец вверх, - продолжается! До встречи! – быстро накинув на себя куртку, капитан Клёкотов вышел из квартиры. Все облегчённо выдохнули.

***

- Вот видишь, Лизонька, - ласково сказал Станислав, - мне нельзя никуда уезжать.

- А Вы собирались уехать? – чуть испуганно спросила Катя. Станислав посмотрел на неё так, что Павел, который тоже хотел задать этот вопрос, вздрогнул, почувствовав, как сердце сжалось от ревности. Он увидел, как его Катя в ответ взглянула на Стаса – это было восхищение и радостное удивление. «Неужели они во время нашего с Лизой отсутствия так поладили? А вдруг моя Катя влюбилась в Стаса?» - оглушительно пронеслись внутри него мысли, при этом вопрос об интересе друга к Катерине даже не возник. Страшно стало от мысли, что он не просто расстанется с Катей, а она уйдёт, влюбившись в его друга, и навсегда забудет его, Павла. Но и Лиза заметила эту искру приязни между Стасом и Катей и нахмурилась. Потом жёстко и грозно начала:

- Да, Катерина, это была моя идея. Вороны нам объяснили, что все миры, которые вы посетили, после Вашего ухода начинают разрушаться. И у меня возникла мысль, - она смотрела пристально только на Катю, -  что раз уж код пропал, то есть, диск испорчен, то Вы отнимете у Станислава Ивановича крылья, равнодушно убив его. Поэтому я предложила ему уехать подальше от Вас! – последнюю фразу она закончила с вызовом.

- Катя, - вдруг сказал Павел, не дав своей любимой ответить на слова Лизы, - а теперь ты можешь нам сказать, почему, если диск не восстановят, всё будет хуже? Кому хуже? Стасу? Тебе? Или всему нашему миру?

- Катерина, - теперь уже Стас не дал ей начать отвечать, - а откуда возникла идея кода? Вы уже так пробовали?

- Пожалуй, пришла пора рассказать больше, - она грустно улыбнулась, - я очень привязалась ко всем вам и чувствую, что просто обязана это сделать. Что мы все стоим? Пройдёмте, сядем – мой рассказ будет не коротким…

   …Нет, идея кода у меня возникла впервые в вашем мире. До этого все усилия для сохранения жителей тех миров, с которыми мне посчастливилось общаться, были напрасны. Так или иначе, они между собой начинали враждовать за право быть около меня. Ведь, я появлялась в разных социальных группах. Была и на самом верху у власти и в самом низу, среди совсем глупых и необразованных и среди умнейших и талантливых… Лиза, Вы хорошую идею придумали – спрятать Станислава от меня подальше, но в других мирах были даже такие варианты, когда меня в пылу ревности убивали… То есть, тело, в котором я возникала в том, или ином мире. Тогда развязка наступала ещё быстрее: они сражались между собой до тех пор, пока среди них не погибал и носитель крыльев. И я опять улетала. Мне же не нужно тело из какого-нибудь мира, нужны только крылья. Было такое, что и носителя крыльев прятали. Но кто-то его обязательно вызволял, и всё случалось опять через отнятую жизнь. Хотя были и добровольцы, которые сами приходили и готовы были к смерти, чтобы освободить крылья для меня, но с условием взять их души с собой. Отказать я не могла и всегда тайно надеялась, что хоть одна душа доберётся со мной в мой мир. Пока этого так и не случилось. А тут, в вашем мире, когда вы наполовину живёте в виртуальных реальностях, пользуетесь механическими приспособлениями, я вдруг пришла к мысли, что если носитель прочтёт особое сочетание звуков, крылья смогут перенестись с него ко мне, и он останется жив. Я прямо загорелась этой идеей и, так как понимаю сразу все возможные языки общения, то пришла работать в институт, где есть доступ к архивам ваших древних знаний. Меня приняли не сразу, но протестировав, очень обрадовались. Так началась продуктивная для меня и для всех работа. Я искала… Искала в разных письменных источниках возможные методы безболезненного изъятия чего-либо у человека так, чтобы он не пострадал. Как вы понимаете, это было во многих ваших религиях. Мистика, магия и так далее… Я работала очень много, и наконец, нащупала в древних вавилонских текстах упоминание о том, что произнесённые в особом порядке звуки могут снять несколько тонких энергетических слоёв с физического тела человека, при этом оставив его в живых. Хотя он и будет болеть, но позже восстановится. А ведь крылья находятся как бы вне плотного физического тела, хотя и прикреплены к нему через электромагнитные связи всех оболочек между собой. Как я обрадовалась! Но выстроить это слово или код мне не удавалось. И вдруг возник Павел, - она нежно посмотрела на него и улыбнулась. – Возникли чувства, которые я очень редко испытывала в своих путешествиях. А потом появились серые… Я поняла, что время неумолимо движется к развязке, но кода так и не было! Затем ко мне стали приходить звери, и среди них были те, которые мне грустно напоминали, что без меня мой мир опустился в глубокую ночь. Что пора возвращаться. Но как? А дальше вы уже знаете, Станислав. Ваша редакция организовала конкурс, Павел меня уговорил участвовать, и когда я написала, а писала я с отчаянием, потому что опять боялась, что будет кровопролитие и чьи-то смерти, так вот, вдруг мой котик мне сказал, что его друзья видели у одного из людей крылья. А потом котик пропал… Но я дописала рассказ и видела, что в конце само собой возникло слово. Оно не было ни из одного вашего языка, хоть современного, хоть древнего – это был код из звуков, обозначенных вашими буквами алфавита. Если бы вы его, Станислав, прочли,… всё бы тогда, я уверена,  было по-новому: спокойно, незаметно и без смертей. Я бы исчезла из Вашего мира, и кто знает, он бы и не разрушился… Может быть.

- Катя, - со вздохом проговорил Стас, - мне опять снился сон.

- Он был… плохой? – начала волноваться Катерина.

- Мне снилось паломничество ваших жителей к морю. И то, что море в этом сне выступало, как некое живое и всесильное существо. Оно забрало несколько тел ваших зверей с тем, чтобы они в виде душ нашли Вас, где бы и в каком бы мире Вы ни были, и вернули бы Вас домой.

- Море… это не море. Но Он сам этого просил?

- Кто ОН?  - тут же вмешался Павел, - от кого, любимая моя, ты зависишь?

- Сейчас … не скажу, но пусть договорит Станислав, мне это важно. Ведь, это именно то, что я каждый раз пыталась для себя определить: почему я обязательно должна возвращаться? Вопреки моему желанию и воли…

- Нет, это звери просили море помочь им Вас вернуть. Они все шли к нему долго, по дороге погибло много их детей. И мне снилось, что как будто я шёл впереди всех этих паломников.

- Стас, это каким же зверем ты сам себе снился? – ухмыльнулся Павел.

- Не смейся, несколько дней назад я бы и представить себе не мог таких сказок. А зверь… большой такой, похож на медведя, только все конечности длиннее и тоньше.

Лиза, которая слушала всё это, казалось и глазами и ушами, тут фыркнула:

- Это Вам так навеяли. Как раз серые на это намекали.

- На что, Лизонька? – обернулся к ней Станислав.

- А на то, что каждый рядом с Катериной обретёт, якобы, новый смысл жизни. Вот Вам этот зверь и навеял себя собственной персоной, а также в качестве добровольца на полёт вслед за ней.

- А ты откуда знаешь, Лиза? - изумлённо спросил Стас, - я ещё об этом не говорил!

- Так это же логично, - девушка раздражённо попыталась покачаться на стуле, но ей не удалось, и она продолжила, - известный мотив всяких сказочных историй: есть жертва, после которой начинается рассвет новой жизни, и все…

- Лиза, - с некоторым испугом перебил её Станислав, - я просто не представлял себе, насколько у тебя развита интуиция. Да, именно так мне и снилось. Десять добровольцев отдали себя в жертву и  в виде душ должны добраться до мира, где сейчас Вы, Катерина. Они позовут Вас домой, а жители любого мира, где бы Вы ни оказались, сами отдадут Вам всё лучшее из своей души. И на этой энергии в Вашем, Катя мире, начнётся новый день.

- А у нас начнётся война и разрушение! – сурово закончила Лиза.

- Ну,…допустим, разрушений в вашем мире было много. Я ознакомилась с огромным количеством древних и не очень древних текстов, и у меня создалось впечатление, что вся ваша история человечества – это бесконечная война за место в иерархии повыше.

- А что, в других мирах не так? – вмешался Павел.

- Нет, таких миров с  социальными историческими катаклизмами немного. Но есть. Хотя больше проблем с природными катастрофами.  Там жители между собой  враждуют меньше.

- И это значит, что после Вашего отлёта все миры, где Вы были, обязательно проходят через время войн и разрушения сложившегося образа жизни. Потому что вслед за вами уходит всё лучшее, что было в тех мирах, - упрямо и сердито проговорила опять Лиза.

- Лиза, - Катерина грустно посмотрела на неё, - если бы я могла это как-то остановить. Если бы вы все что-то придумали для меня и для себя.

Лиза смешалась от этих слов, и на её глазах выступили слёзы:

- Я не хочу погибать! И я не хочу терять Станислава…Ивановича! – она спрятала лицо в ладонях. Все растерянно молчали.

 - А зачем, - вдруг начал Павел, - Катя, тебе надо каждый раз улетать из своего мира? Ты когда-нибудь об этом думала?

- Об этом я не могу сказать. Пока не могу. Не сердитесь, это моя тайна. Я обещаю, что при расставании я и об этом скажу вам. А сейчас я очень устала,  и мне … мне хочется побыть одной. Павел, ты не будешь сердиться?

- Я? Я - нет, мы пойдём все. Я же знаю, что ты всю ночь так и не заснула. Поспи. А мы пойдём. Я потом вернусь?

- Конечно, к вечеру ладно? Я прошу прощения у всех за такую бесцеремонность…

- Нет-нет, - Стас взял опять за руку Лизу и как маленькую повёл в прихожую. Она и шла, как маленькая, не сопротивляясь и всхлипывая на ходу. – Завтра, Катя, я загляну с утра за диском и мы с Павлом поедем его отдавать на расшифровку. Я хочу верить, что всё будет хорошо. Отдыхайте, всего доброго!

- Как же,… «будет хорошо», - буркнула Лиза, - ой! Простите! До завтра, я тоже приеду, ладно?

- Конечно, Лиза, - грустно улыбнулась Катерина. - До завтра!

 

XI.

Друзья вышли из подъезда, и Павел тут же предложил всех развезти по домам.

- Паш, ты уж не сердись, но нам с Лизой надо поработать. Всё-таки пожар был, - он обернулся к Лизе, - у меня дома в компьютере остался список всех, приславших работы на конкурс, нам надо сегодня же разослать извинительные письма. А это около 400 штук. Один я закопаюсь надолго. Поможешь, Лизонька? – та кивнула, и Стас продолжил:

- Короче, вези нас с Лизой ко мне, и если хочешь, оставайся до вечера с нами.

- Да нет, спасибо, мне самому мой магазин надо проведать. Садитесь, подброшу, а потом и сам на работу. Да,…и вот ещё что. Диск я забрал – вот он. Возьми его к себе, - он протянул другу бумажный конверт с диском. Если я завтра не смогу … почему-то, то пойдёшь к спецу сам. К тому же…- он помолчал, - лучше держать диск от меня подальше. Так мне его хочется вообще сломать!

- Нет! – вскрикнула Лиза, - отдайте лучше мне! Буду хранить его у себя, потому что мне дорога жизнь, - она хотела сказать «жизнь Станислава», но смутилась и закончила общим: - всех нас и вообще всех!

- А это хорошая мысль! – одобрил Павел, - держи! Ну, садитесь, настроение у меня такое, что поеду быстро.

Через несколько минут Станислав с Лизой уже поднимались на капризном лифте к Стасу в квартиру. Лифт вёл себя на редкость безупречно.

***

- Вот что, Лиза, я составлю письмо, одинаковое для всех, а ты потом будешь диктовать мне все личные ФИО в обращении к автору, - Станислав, настраиваясь на рабочий  лад, внутри обрадовался, что даже такое нудное, но совершенно необходимое для редакции занятие, как извинение перед каждым автором, сможет отвлечь и его и девушку от всех прошлых событий, – вдвоём мы это сделаем за часа четыре. А сейчас мы с тобой чем-нибудь перекусим. Сыр, масло у меня есть, хлеб, кажется, тоже, и кофе сделаем.

- Станислав…Иванович, - начала она, и когда он перебил её, указав ещё раз, что можно без отчества, она кивнула и продолжила, - у меня с собой есть планшетник. Перекиньте мне список фамилий, и тогда я Вам быстренько надиктую. Или сама всех настукаю в обращении…

- Это здорово, бутерброды приготовишь? А я вытащу из компьютера список, и потом сварю кофе.

   Они работали, запивая и заедая, тщательно сверяясь со списком и вбивая в обращение письма очередную фамилию, и, чтобы хоть ненадолго отвлечься от тревожных мыслей, старались не заговаривать  о «постороннем». Время от времени Стасу звонили коллеги, охали, ворчали, иногда предлагали помощь, но он каждого убеждал, что сегодня достаточно одной Лизы, и они вдвоём до понедельника справятся. К пяти часам дня все письма были разосланы. В том числе и письма для членов жюри с указанием о невозможности дальнейшего проведения конкурса. И когда Лиза, наконец, собралась опять заговорить об их общем и важном событии, прозвенел звонок телефона. На сей раз это был Павел:

- Стас, ты как там? Закончил? – Да? Сейчас я подъеду! – и бросил трубку.

- Что опять случилось? – начала волноваться девушка. Стас пожал плечами и ответил:

- Срочно едет к нам. Даже не спросил, жду ли я его…

***

    Павел вошёл стремительно, и, не останавливаясь, прошагал сквозь всю квартиру до окна комнаты. Там постоял несколько секунд, обернулся и, пытаясь ради Лизы сохранить хотя бы относительно спокойное лицо, заговорил:

- Вы мне нужны немедленно. Оба! Уж простите… - и он почти умоляюще глянул на Стаса.

- Что ещё случилось? – сразу встревожилась Лиза.

- Паш, сядь! – Станислав всегда в самые острые моменты жизни умудрялся становиться холодным и отстранённым, и друга он знал достаточно для того, чтобы понять, насколько тот в отчаянии, -  мы, разумеется,  едем с тобой, но сейчас ты всё расскажешь именно здесь, - он пододвинул к нему стул, - а потом вези нас, куда требуется.

- Представляете? – присев, возбуждённо начал Павел, - я не выдержал до вечера и позвонил Кате раньше. Но она трубку не взяла. Ладно, думаю, значит, спит. Ведь, всю ночь не спала. А потом через два часа звоню – опять не отвечает. А у меня сердце, понимаешь, вдруг заныло, как там она? Я быстро свернул всё на работе, на всякий случай похвалил своих девчонок и рванул домой к ней. А там… - он шумно вздохнул и потёр виски, - вы не представляете, что я там увидел!

- Только не пожар… - тихо проговорила Лиза. Павел посмотрел на неё невидящим взглядом:

- Там полиция и МЧС оцепили полдома и как раз наш подъезд! Народ во дворе вокруг этих, как их? …ну, лент оцепления столпился, из окон народ тоже, как на парад высунулся, никого не впускают…

- Почему?! – не утерпела девушка. Станислав оставался серьёзным и молча кивнул, как бы прося друга скорее продолжать.

- А вы представьте: туча ворон нападает на десяток бродячих собак и кошек, и такая между ними драка, что все смотрят, не отрываясь, как на хороший спектакль. Причём полицейские ничего не делают, только не дают людям приближаться. Я, было, сунулся, говорю, мол, там живу, а мне и шагу сделать не дали. Оказывается, пара человек тоже попыталась пройти в дом, но звери-птицы все одновременно на них нападать стали. Там уже, говорят, пожарных с водой ждут, чтоб животных разогнать. Я опять начал звонить Кате, и опять никто не отвечает! – Павел в отчаянии стукнул себя кулаком по колену, - тогда и решил к вам ехать, а как к своей машине подошёл, ко мне кот дворовый подкрался из-под колёс, тощий такой и как будто побитый  в драке: ухо прорвано, на носу кровь, глаза злющие и прихрамывает. Говорит  мне, …ну, как и раньше прямо в голове его хриплый голос звучит:

- Вези сюда немедленно тех двоих! Только та лохматая сможет ворон отогнать. А тому, второму, пора крылья отдавать. Учти, если она не проснётся, то и всем  плохо будет.

- Как это не проснётся? - спрашиваю я.

- А так! Лекарств ваших напилась, чтобы не умереть, но и не проснуться. Мы хотели разбудить её, да вороны, вон, видишь, вход в  подъезд закрывают. Ты привези своих друзей, а мы пока насмерть тут стоять будем… Вот я и рванул к вам.

- Ой…- только и смогла выдохнуть Лиза.

- Одеваемся! – Станислав бросился в прихожую, сорвал куртку. Лиза тут же побежала вслед и через несколько минут все уже ехали к Катиному дому. Никто не представлял себе, что будет дальше, но словам ободранного кота почему-то все поверили.

 ***

   Возле Катиного дома народа было действительно много. Но близко никого не подпускали и всех оттеснили к противоположному дому, который стоял буквой «Г», образуя таким образом большой двор. В центре были деревья и детская площадка. Теперь за ними почти ничего не было видно. Но зато чуть ли не во всех окнах можно было увидеть головы жителей, которые неотрывно смотрели на Катин подъезд и с мобильниками у уха явно кому-то рассказывали подробности. Пожарной машины ещё не было – видимо, согласовать выезд было непросто. И поверить в причину вызова тоже. Но заехать во двор в этот раз Павлу уже не удалось. Машину не пустили. Во дворе стояла машина с  людьми в спецэкипировке и пара полицейских легковушек. Павлу удалось протиснуться поближе, и он махнул друзьям, но в это время Станислава окликнул знакомый голос. Тот обернулся и увидел капитана Клёкотова, который поманил его и Лизу к себе. Им ничего не оставалось, как подойти к следователю.

- Не даёте вы людям спокойно воскресенье провести, - строго начал следователь, - судя по всему это из-за вас проблемы. Или я ошибаюсь? Вороны, собаки, кошки, - просто триллер какой-то!

- Клёкотов! Капитан Клёкотов! - подскочил разгорячённый передвижением среди толпы и потому раздражённый Павел, - помогите, там моя Катя не отвечает, с ней что-то случилось! Мне обязательно надо домой!

- И как интересно Вы себе это представляете? – следователь сощурился на него, - мы сейчас решаем, можем ли на глазах у народа отстреливать собак и ворон, а Вы домой рвётесь. Лучше скажите быстро, что там с ней произойти может? Её окна, как я помню, на ту сторону дома выходят?

- Не знаю, что! Но чувствую! Неладно там, - Павел продолжал почти кричать прямо в лицо Клёкотову.

- Почему Вы уверены, что она сейчас дома? – спросил следователь, отстранившись на шаг от него.

- Мы договаривались, что она будет дома, вот друзья подтвердят, - он, не глядя, показал рукой на Стаса. – Нам всем нужно немедленно туда! Хотя бы пропустите нас поближе, авось, животные отступят… - неопределённо закончил он.

- В этом я сомневаюсь, - к ним подошёл пожилой мужчина с холёным лицом, в очках и берете. «Кто-то из ученой братии», – мелькнула мысль у Станислава.

- Разрешите представиться, профессор биологии и этолог, Прайдов Сергей Филиппович. Живу здесь, в доме напротив, возвращался от внуков, как вдруг меня вызвали. Вероятно, Вы следователь Клёкотов? – он, приятно улыбнувшись, протянул руку для знакомства.

- Очень рад Вам, - капитан с азартом пожал крепкую профессорскую руку, - как видите, здесь непонятное стечение обстоятельств. Птицы нападают на собак, в их, так сказать, собачьем строю ещё три кошки, и все огрызаются и пытаются отогнать пернатых от двери подъезда. А вороны нападают слаженно, как будто ими кто-то руководит. Такого мы ещё не видели.

- Такого просто не бывает…да-с, - пожал плечами профессор, - мне надо за этим понаблюдать, потом я вам всем дам прогноз.

- Сейчас! Нам надо сейчас! – опять закричал Павел, - мне надо узнать, что там случилось с моей Катей!

- Это ребёнок? – поднял брови Прайдов. – Он в опасности?

- Нет, - как будто сдулся Павел, - это моя жена, но я боюсь за неё. Мне надо как раз в тот подъезд. Вдруг она без сознания?! – опять завёлся он, - пока мы тут стоим, она умирает!

     В это время Лиза незаметно начала просачиваться сбоку толпы к машинам полицейских, которые стояли ближе всего к происходящим событиям. Как только она подошла настолько, что стала видна некоторым воронам, те загалдели, взлетели чуть выше, вслед за ними в небо поднялись все остальные, и с громким карканьем птицы унеслись прочь. Звери начали зализывать раны, пара кошек так и осталась лежать без движения на «поле боя». Ошеломлённые таким финалом драки люди вертели головами, пытаясь понять, что же стало причиной этой неожиданной развязки.

- Лиза, ты куда пропала вдруг? – протиснулся к ней Станислав. Народ частично начал расходиться. Но многие хотели досмотреть всё до конца, и потому пройти вслед за Стасом было непросто. Однако полицейские быстро оттеснили людей, чтобы следователь и профессор, а с ними и Павел дошли до машин без проблем. Павел попытался поднырнуть под ограждение лентой, но полицейский его опять остановил.

- Пропусти его, я пойду с ним, - жестом распорядился Клёкотов, - а вы как? – обратился он к Лизе и Стасу, те немедленно пронырнули вслед под ленту.

Профессор остался стоять, и на лице его было выражение особой озарённости новыми открытиями: пара самых крупных собак подошла к ближайшей, лежавшей без признаков жизни кошке, они лизнули её, потом посидели рядом и вдруг протяжно и отчаянно завыли. Вой подхватили все остальные собаки со всех мест, где они были в тот момент, так как  некоторые из них уже почти вышли вон со двора. Люди провожали воющих и уходящих зверей взглядами и тихо переговаривались. Молчали и  полицейские: никто не прикрикнул и не поторопил животных, медленно покидающих своё поле боя. На лицах людей можно было прочесть глубокое удивление вместе с уважением. Потом одна из больших собак встала, аккуратно взяла лежащую кошку в пасть и неторопливо потянулась вслед за остальными. Вторая шла рядом так же медленно, как будто охраняла. К оставшейся лежать поодаль другой кошке никто из зверей так и не подошёл.

***

   Павел вбежал в квартиру и бросился в комнату к кровати. Катя спала и была неестественно бледной. На стуле рядом стояла чашка и таблетки. Схватив пачку таблеток, Паша начал судорожно пересчитывать, путался, пытался что-то вспомнить и начинал заново. Клёкотов мягко и настойчиво отобрал у него лекарство, прочёл название, потом нащупал пульс на шее и слегка ударил Катерину по щеке. Реакции не было.

- Вы что? Зачем?! – с возмущением вскрикнула Лиза. Павел обхватил голову руками и выскочил на кухню. Стас пошёл за ним.

Тем временем следователь, убедившись, что Катя не просыпается от шлепков по щекам, достал мобильник и набрал Скорую:

- Вас вызывает капитан Клёкотов. Тут женщина, Екатерина Юрьевна Николаева, приняла большую дозу снотворного. Во сколько? Пока не знаю, но она жива, только находится без сознания … или так глубоко спит. … Да, я пробовал по щекам – не реагирует. Да, сейчас …адрес, - он продиктовал адрес, - сколько полных лет, спрашивают? – прикрыв трубку, он крикнул в кухню. Павел тут же примчался:

- Тридцать семь, да! Моя Катенька жива?! – в вопросе звучало столько радости и надежды, что Клёкотов только молча кивнул. Подошедший сзади Стас положил Павлу руку на плечо.

- Ждём,  да, …я остаюсь здесь, …да, лекарство? – он продиктовал и со словом «хорошо!» отключил телефон. Лиза, покачав головой, ушла в кухню. Стас принёс ещё несколько стульев и все расселись возле Катиной кровати. 

- Так во сколько, Павел Алексеевич, Вы говорите, расстались с ней?- начал Клёкотов.

Павел шумно вздохнул и попытался успокоиться. Вошла Лиза и, протянув ему стакан с водой, ответила за него сама:

- Мы все ушли из квартиры сразу после двенадцати дня. Катерина попросила нас до вечера дать ей отдохнуть…

- Да! – перебил её Павел, - я помню, что на моих часах была четверть первого. Я отвёз Стаса с Лизой поработать и сам тоже поехал проверить своих девчат.

- Девчат? – удивлённо поднял брови следователь.

- У меня же зоомагазин тут недалеко. По воскресеньям мы открыты до 17-ти часов. Сотрудницы мои исполнительные и ответственные, если я не звоню специально, то сами открывают магазин и всё, как надо, делают тоже сами. А тут я туда примчался, но, как говорится, места себе не находил. Вот и решил всё-таки позвонить раньше. Но…

- А это было во сколько? – аккуратно перебив, уточнил капитан.

- А это было… - Павел потёр лоб, - это было в три дня, да точно! И я тогда подумал, что она заснула или засыпает и специально не берёт трубку. Она, знаете ли, всю ночь до того не спала, - он помолчал и добавил, - как раз показала мне эти таблетки, сказав, что они иногда помогают ей от бессонницы. Хотя я не помню, чтобы она до этого плохо спала.

- А потом? – мягко подтолкнул Клёкотов рассказ Павла.

- А потом уже около пяти я опять позвонил. Ну, должна же она была проснуться!  И опять молчит… Вот я и помчался домой, вообразив себе всякое. А тут у дома такое!!! И тогда я решил рвануть к друзьям – он кивнул на Стаса.

- А мы писали извинительные письма, - продолжил Станислав, - и к этому времени как раз закончили их отсылать.

- Хорошо, что это всё проясняется, мне непонятно только, почему животные себя так необычно вели, - задумчиво проговорил Клёкотов. – А что Вы, Лиза, помнится, рассказывали про говорящих собак?

- Это я с ними говорила, - буркнула девушка, - чтобы ворон отвлечь.

- Да-да, вороны, они же серые…- с каким-то странным выражением в голосе самому себе проворчал следователь. – И если  здесь вороны вели себя так агрессивно, почему же там, в парке, они на вас не напали? – капитан обернулся к Павлу, который, не отрываясь, смотрел на спящую Катю и что-то тихо бормотал.

- Вы что-то там говорите? – не унимался Клёкотов.

- Молитву читаю! – с раздражением ответил Павел. Повисла неловкая тишина.

Лиза встала и опять ушла в кухню. В это время позвонили в дверь. Это были врачи со Скорой.

***

- Мы её забираем, - сказал пожилой врач, - после укола она придёт в себя через минут двадцать, а потом ей надо сделать промывание и понаблюдать за ней. И психиатр нужен, это явно неудавшийся суицид. Клёкотов согласно кивнул.

- Нет-нет! – быстро заговорил Павел, - она просто хотела подольше поспать. У нас были планы, и вечером я должен был вернуться. Нет! Это не могло быть суицидом.

- Я тоже так думаю, - вмешался Станислав, - капитан Клёкотов знает, что именно мы должны были завтра с утра для Катерины сделать и, возможно, даже обрадовать её. Она этого очень ждала.

- Судя по количеству проглоченных таблеток, не очень, - врач протянул Павлу медицинский бланк,- Вам тут надо расписаться,…вот тут,  что Вы, муж, согласны на её госпитализацию. Это надо сделать, - он строго взглянул на расстроенного Павла.

- Да, конечно, я поеду с Вами в больницу, это же можно?

- Нет, с нами нет, теперь порядки такие, но приезжайте сами, - врач набрал номер, кого-то вызвал, через пару минут поднялись двое фельдшеров с носилками. Паша начал судорожно искать одежду, но капитан остановил его:

- Просто осторожно обверните её одеялом и положите тапочки в целлофановый пакет ей в ногах. Потом привезёте одежду.

***

  Через минут пять Скорая с Катей  уже мчалась в больницу. Павел решительно объявил Клёкотову и Стасу, что он едет вслед, а им можно ещё посидеть, если капитану надо ещё что-то выяснить. Но тот попросил его подбросить до отделения по дороге, и вышел вместе с ним. Стас и Лиза остались на некоторое время, чтобы как-то придти в себя и обсудить дальнейшие действия. Но в этот момент в дверь опять позвонили. Когда Лиза открыла, то сначала увидела крохотного пушистого  котёнка, а потом пожилую женщину в халате и закутанную в платок. Та с изумлением уставилась на девушку.

- А Вы кто будете? – с испугом спросила женщина, - я видела, как Павел Алексеевич с кем-то уехал на своей машине, и вдруг Вы тут…

- А Вы, вероятно, соседка? – Станислав подошёл к двери встал сзади Лизы, - мы друзья Катерины, сейчас уходим, Вы что-то хотели передать ей?

- А она сама-то где? – сердито переспросила соседка. – Развела тут кошкин приют. Все бродячие кошки к ней приходят поесть… Вот и этот забрёл. Только дверь её, наверное, перепутал с моей. Ну, вот я и  позвонила. Так, где она-то?

- Её забрали сейчас в больницу, - как можно спокойнее ответил Станислав, - а вы оставьте нам котёнка, мы сейчас покормим его, да и уйдём… Может, и его заберём с собой.

- И дверь, не волнуйтесь, запрём! – продолжила решительно Лиза, которой очень не понравилась соседка.

Та строго посмотрела на неё, молча отвернулась и ушла в свою квартиру. Лиза нагнулась к котёнку:

-  Малыш, ты оголодал, да? Я сейчас в холодильнике что-нибудь для тебя найду.

- Я не малыш, и пропустите меня скорее в дом, мне с вами поговорить надо, - пропищал отчётливо в голове у Стаса и Лизы тонкий голосок котёнка.

Статистика
Просмотрено гостями: 
0
Просмотрено пользователями: 
0




Нравится



StihoSlov чат

Необходимо зарегистрироваться и авторизоваться для того, чтобы отправлять сообщения в чат!

Нравится StihoSlov? Щелкай Like!