16+

Скоро день рождения

Mariam
15 Дек  (27)
francis
16 Дек  (41)
Елена Бакулина
16 Дек  (29)
kolu4ka
17 Дек
OddJoke
18 Дек  (41)
ruaprkofta39
19 Дек  (48)
mila_lyubov@mail.ru
19 Дек  (34)
Vechij
20 Дек

Лента новостей RSS

RSS-материал
Последняя новость    С Новым Годом, Стихослов!

МЫ ВАМ РАДЫ!

Очень хочется почитать Ваши стихи и высказать о них мнение. Пожалуйста,
добавьте стих
Хочется пообщаться в блоге и почитать Ваши мысли, пожалуйста,
Или добавьте запись в блоге
Будем рады, если Вы напишете пару комментариев на стихи на сайте.
Вам всего лишь нужно зарегистрироваться
(логин-email-пароль)

Перелёт (16-17)

Автор:
Бусинка

0

   Чем чаще Вы делитесь стихами в соцсетях и блогах, тем больше Вас читают!

 



XVI.

- Куда ехать? – спросил Павел.

- Если по правилам, то лучше в отделение. Но не думаю, что именно там Вы, наконец, расскажите мне всё, что знаете. А что бы вы предложили? – Клёкотов всячески пытался показать, что он готов на неофициальный разговор.

- Я знаю куда! – воскликнула Лиза, - Павел, а что если мы поедем в тот парк, где было дупло и вороны? Там есть и лавочки, и народа сейчас немного – будни же.

Павел и Станислав переглянулись:

- Я не вполне уверен,  - начал Павел, -  что мы без разрешения Кати можем ввести Евгения Петровича в нашу ситуацию.

- А как же моё раздвоение? – запальчиво возразил капитан, - почему я должен верить, что Станислав привозил диск в лабо…, нет, - нахмурившись, он прервал сам себя, - но Петя-то мне подтвердил, что там был я сам. И что сейчас диск должен быть у меня, - он для верности открыл папку, и … вынул конверт с диском. Глаза его стали круглыми от изумления.

- Вот о том и речь. Вы только сейчас начинаете наблюдать за всеми этими странностями, - сказал Станислав. - А мы в этом уже давно. Паш, я думаю, что Катерина не будет возражать, если мы попытаемся что-то рассказать. Всё равно капитан нам не поверит, но это уже не важно.

- Хорошо, едем в парк. Вы, Евгений Петрович, согласны? Только разговор будет сложным. А главное, что мы не сможем ответить Вам на Ваши вопросы, потому что сами всего не знаем.

- Мы вообще мало что знаем, - угрюмо проговорила Лиза, - Вы нам сейчас не поверите, а между тем, несколько дней назад мы сами ни во что подобное не могли бы поверить. Но пришлось.

- Я скажу вам, что я думаю, хотя, заметьте, не должен. Но… предполагаю, что пожар не был случайным. Кто такие серые, о которых сегодня мне опять попыталась рассказывать Валентина Григорьевна, я так и не понял, понял только, что они сильно её напугали и одновременно, так сказать, раздразнили для неадекватного поведения. Меня самого крайне удивила это организованное нападение ворон на собак и кошек возле дома Екатерины Юрьевны, и уж совсем невероятно, что диск оказался в моей папке. Не помню, чтобы я выпускал её из рук. Либо, – было видно, что следователь начал злиться, - кто-то из вас гипнотизёр и заставил меня делать то, что нужно вам. Так  я  говорю?

- Мы подъехали, вот вход в парк, - Павел припарковался и жестом указал на центральный вход, - выходим?

- Да! – Станислав повернулся к Клёкотову и кивнул ему понимающе, - Евгений Петрович, поверьте, что никто из нас Вам голову не морочит. Мы все столкнулись с чем-то таким, что полностью поменяло наше представление о мире. И тем, что получиться рассказать так, чтобы Вы нас поняли, мы готовы поделиться, - он вылез вслед за Павлом, который уже ждал всех снаружи, - только если Вы не поверите нам – это будет Вашей проблемой. Обратного хода нет.

- Поверю - не поверю… - пробурчал капитан, - сначала расскажите.

- И мы, - добавили Лиза, - ничем не сможем подтвердить реально наши слова. Если только не вмешается третья сторона.

- Третья стороны, - тут же откликнулся Клёкотов, - а кто ещё в этом участвует? Наконец-то, вы все проговорились!

- Третья сторона такова, - хмуро продолжил вслед за Лизой Павел, - что Вам бы не захотелось даже знать об этом. Пошли?

Они вошли в парк, и Павел сразу выбрал дорожку к тому участку, где росли старые деревья. Лавочек вдоль той обходной дорожки было мало, но всё-таки нашлась одна настолько удобная, что можно было продолжать разговаривать, не опасаясь, что мимо будет проходить слишком много посетителей парка.  Павел сказал Стасу:

- Начну я, а ты с Лизой добавляй по мере необходимости… Евгений Петрович, Вам придётся поверить, я повторюсь, поверить, что мы Вас не обманываем. Был ли пожар неслучайным – мы со Стасом не знаем. Но то, что моя Катенька не вполне человек, знаем все трое, - увидев недоумение на лице следователя, он пару раз кивнул, - вот-вот, отсюда всё и начинается. Допустить, что одна уборщица не в своём уме можно, но нас тут трое, и массового помешательства тут нет. Может, Вы читали когда-нибудь о параллельных мирах?

-  Однажды читал что-то, - усмехнулся Клёкотов, - но сами понимаете - всяких теорий много и фантастики в том числе.

- А теперь представьте, - невозмутимо продолжил Павел, - есть много миров, и в одном из них  жила моя Катя…

- Нет, не так! – прервала его Лиза,  - ой, извините, но это как раз то, о чём я могу рассказать.  Можно?

- Лизонька, - забеспокоился Станислав, - ты-то что узнала новое? И когда?

- Сейчас! То есть, нет, - она смутилась, - мне сон снился.

- Ну, вот… теперь про сон, - вздохнул следователь, - я готов вас слушать, но не про сны же…

- Евгений Петрович, - вдруг сердито и твёрдо заговорила девушка, часть этой истории именно во снах нам и рассказывают эти, … как бы сказать,… эти существа из других измерений. Не хотите, так и не будем говорить!

- Постой, Лиза, не возмущайся словами нормального человека, который не слышал разговаривающих животных и даже не подозревает, что ждёт весь наш мир, если Катя не сможет быстро вернуться в свой.

- Так, стоп! Вы все-таки мне морочите голову! Или химии какой наелись! – капитан встал с лавочки и повернулся к ним, перекладывая папку  из руки в руку. – Ответьте мне на простой вопрос: как диск мог оказаться в моей папке?

- А как Вы могли раздвоиться и быть в разных местах одновременно? – выпалила Лиза. – Вы что, никогда про подселение чужих душ не слышали?

- Ничего в этом не понимаю, - вздохнул Клёкотов и сел обратно, - ну хорошо, я сдаюсь и слушаю дальше.

- Вот и я сначала ничего не понимал, - серьёзно продолжил Станислав, - пока разные животные не стали мне указывать, что у меня выросли крылья.

Видя изумление в глазах капитана, Лиза засмеялась:

- И я, Евгений Петрович, точно так же реагировала. И я тоже крыльев не вижу! – с вызовом закончила она.

- Так вот, - продолжил Стас, - когда я увидел реакцию обыкновенных животных на себя, я подумал, что заработался. Да и голова к концу того дня сильно болела, но когда мы с Павлом сражались с вороной, которая заявила нам обоим, заметьте обоим, что ей нужен диск… Короче, она потребовала от нас этот самый диск с рассказом Катерины, потому что не нашла его среди остальных дисков. Так вот, я полез за диском в ящик стола, потому что туда спрятал весь просмотренный и отбракованный материал, нашёл и отдал диск Павлу…

- А я положил диск в карман, - подхватил тот, - но ворона напала на меня и выудила его клювом, пока я отбивался от её когтей. А потом улетела!

- А что вы потом делали?

- А мы встретили в дверях Валентину Григорьевну и сказали ей, что уже уходим. Вот и всё что было, - продолжил Стас, - потом мы поехали  к Катерине, и там Павел меня с ней и  познакомил.

- И она сразу Вам сказала, что она не человек, да? – сердито спросил капитан.

- Нет… Более всего я не мог понять, почему животные разговаривают с нами так, что мы их понимаем. А потом нам позвонила Лиза и сказала, что в издательстве начался пожар.

- Ну, …в говорящих животных я точно не могу поверить. Это какая-то общая для вас всех иллюзия. Значит… - капитан нахмурился и посмотрел в землю, - значит, есть кто-то, кто может манипулировать нормальными людьми. Возможно, он, или группа преступных гипнотизёров незаконно орудует в городе.

 - Евгений Петрович, - осторожно начал Станислав, - а давайте договоримся с Вами, ЧТО мы будем считать иллюзией, а ЧТО реальностью? - на согласный кивок капитана он продолжил, - итак: на мой взгляд, реальность – это совместная договорённость между большими группами людей об обозначении объективных процессов, протекающих в природе или в обществе. Согласны?

- Разумеется, - ответил Клёкотов.

- И договорённость эта рушится, как только люди сталкиваются с чем-то, выходящим за пределы ну, …скажем, совокупного знания общества об этом процессе на этот период времени. Так?

- Ну, так, - хмуро отозвался тот, - я сейчас понимаю, к чему Вы клоните. Говорите уж до конца.

- Так вот. Реальность, в которой мы все пребываем за вычетом не вполне адекватного сознания некоторых больных людей, предполагает, что животные не умеют разговаривать по-человечески, что мы не умеем точно понимать их звуки, и что нет никаких доказательств о существовании других измерений, где физические законы совсем другие. Согласны? – на очередной кивок капитана, Станислав продолжил дальше, - и вдруг объявляется сразу несколько иных, чем мы существ…

- Нет, - перебил Павел, - точнее сказать: душ каких-то существ, которые внедряются в тела животных тут, в нашем мире.

- И Вы в это верите? – обернулся к нему Клёкотов.

- А что остаётся делать? – спросил Станислав, - это и есть разрушение старой реальности и образование новой. Вы же помните ту странную драку кошек и собак с воронами? Свидетелей этого было предостаточно. А помните реакцию того профессора, которого Вы вызвали к дому Катерины? – он взглянул на хмурое лицо капитана и улыбнулся, - он же чётко сказал, что этого всего не может быть.

- Ну, допустим, а причём тут Екатерина Юрьевна?

- Так вот, именно она появилась в нашем мире, войдя в тело одной молодой женщины во время клинической смерти. Павел, правильно я говорю? – тот кивнул и добавил:

- Ко всему эта женщина была учёным–лингвистом и знатоком древних языков.

- И вот наступило время, когда душе, которая сейчас в теле этой женщины, надо улететь обратно в свой мир, - продолжил Станислав, - но почему надо, она не знает сама. Но порядок этот нарушить не может. Кто-то более могущественный из её измерения заставляет её вести себя именно так.

- Как? – вскричал капитан, - травить себя снотворным?

- Нет, - вздохнул Павел, - каждый раз возвращаться из любого мира, в который она попадает.

- Не понимаю…- капитан положил папку на колени и обхватил голову руками, потом поднял голову к небу и начал как будто разглядывать его. Все молчали, ожидая его вопроса.

- Не понимаю, почему ей так нужен этот диск? И почему вы меня видели в двух разных местах одновременно. И как, чёрт возьми, диск оказался у меня?!

- Евгений Петрович, мы тоже получали информацию очень фрагментарно. И тоже не понимали всего. И сейчас до конца ничего не можем утверждать, - Стас говорил спокойным рассудительным тоном, а Павел с Лизой согласно кивали, - но нам помогали сны, который каждый из нас видел после какого-то очередного события.

- Или перед, - уточнил Павел.

-Вы даже не представляете себе, - быстро заговорила Лиза, - какая разная информация снилась каждому из нас!

- Вещие сны, что ли? – ворчливо спросил Клёкотов.

- Нет, - продолжил Стас, - те души существ пытались рассказать нам о будущем нашего мира и миров вообще. Иногда во сне, иногда в реальных встречах.

- Да зачем, скажите мне, в конце концов, им нужно внедряться в наш мир?! Что они от нас хотят? – не унимался капитан. Было видно, что он не желает верить ни одному слову друзей.

- Потому что иначе и ваш мир будет разрушен, - вдруг раздался сверху странный тонкий, чуть щёлкающий голосок.

  Клёкотов в полном изумлении задрал голову на стоящий рядом старый дуб. На нижней толстой ветке сидела белка, сложив передние лапки на животе, и в упор смотрела на него.

- Вы это слышали? – хрипло от волнения спросил капитан.

- Да, - усмехнувшись, ответил Павел, - мы к этому почти привыкли.

- Этого не может быть! – капитан вскочил, чуть не уронив с колен свою папку, и зажмурился. Но изумление, видимо, было ещё бОльшим, потому что он тут же испуганно открыл глаза и посмотрел на всех остальных. Казалось, что он силится что-то сказать, но у него это никак не получается. При этом белка преспокойно продолжала сидеть на ветке прямо перед ними. Она как будто ждала, когда, наконец, этот человек опомнится.

- Станислав Иванович, - заговорила Лиза, - у меня тоже такой вид был, да?

- Лизонька, - улыбнувшись, ответил ей тот, - мы же договорились: без отчества. И да, вид был почти таким. И у меня, наверное, тоже, да Павел?

Тот кивнул и спросил белку:

- Что нам делать теперь, ведь, код прочитан, и как Катя говорит, крылья теперь должны перейти к ней без смерти носителя. Я успею,– он тяжело вздохнул и стиснул зубы, потом договорил, - хотя бы проститься с ней?

- Крылья перейдут только в присутствии его – она лапкой указала на Стаса, - поэтому можете успеть. Но Беспощадные уже здесь, так что поторопитесь! – с этими словами белка побежала по ветке к стволу дерева и вверх, быстро затерявшись  из виду.

- Пп-п… почему, … почему её голос я слышу в своей голове, а не ушами, как Вас? – наконец, заговорил следователь.

- А почему белка вообще заговорила, такой вопрос не возник? – лукаво спросила Лиза.

Клёкотов непонимающе обернулся к ней, потом до него дошёл смысл вопроса, и он кивнул:

- Хорошо, рассказывайте всё до конца, что знаете! Кто такие Беспощадные?

- Мне кажется, - задумчиво начал отвечать Станислав, - что одним из них сегодня были Вы, - но видя его отчаянный и возмущённый взгляд, он поправился, - скажу так: я с кем-то, кто был точно, как Вы, сидел перед экраном монитора в лаборатории, где ваш друг Пётр восстановил диск. И когда я закрыл на секунду глаза, я обнаружил перед собой некое существо, которое чуть светилось и было как бы текучим, но внутри границ Вашей фигуры. Я решил, что мне померещилось.

- Лиза, помнишь, что Катенька сказала? Они могут стать кем угодно!  - Павел быстро пересказал Стасу и капитану всё, о чём они говорили с Катериной в больнице. И тут Лиза попросила внимания и тщательно постаралась пересказать весь свой сон. Мужчины молчали, потрясённые. Потом заговорили все разом и нервно рассмеялись сами на себя.

- Дайте спросить первым, - после некоторого молчания начал капитан, - что же это такое - Ваши, Станислав Иванович, крылья? Что они собой представляют, большие или …какие они?

- Я думаю, что это какая-то программа, которая активируется кодом, а для нас, людей, выглядит, как крылья, - ответил за него Павел.

- И раньше, в других мирах, эти крылья Катерина могла получить только со смертью того, у кого они появились, - добавила Лиза.

- Разумеется, что не Катя убивала носителя, - продолжал Павел, - она всё время искала безболезненный способ их передачи. И нашла его только в нашем мире.

- Возможно, - задумчиво заговорил Станислав, - общества разумных обитателей других измерений были на иной стадии своего социального развития.

- Да-да! – воскликнула Лиза, - помните Павел, как Катерина вздохнула и сказала, что если бы она сюда попала двумя столетиями раньше, … помните?

- Постойте, а откуда вы узнали обо всём – только от неё самой? – спросил капитан.

- Он неё и от серых, - ответила Лиза и на его вопрос в глазах рассказала ему всё, что произошло в этом парке среди дубов. На капитана было жалко смотреть. Он то хмурился, то вздыхал, то начинал пристально по-очереди смотреть каждому в глаза, то подходил к дубу и пытался разглядеть что-то вверху среди ветвей. Наконец, выговорил:

- Вам всем всё-таки, - он нервно кашлянул, - удалось разрушить реальность, в которой я был до сих пор. И что же мне теперь предпринять? Может быть, запереть Екатерину где-нибудь в камере, чтобы до неё не добрались эти …Беспощадные? Или Вас, Станислав Иванович, запереть?

- Евгений Петрович, Вы не до конца поняли. Для этих существ нет физических преград, - сурово проговорила Лиза, - для жителей… - она поправилась, - для бывших жителей из мира Катерины важно успеть закрыть портал после её ухода, а для серых – не дать уйти ей вообще. А Беспощадные при этом просто убирают всё и всех, кто мешает её уходу. Они как роботы, понимаете?

- Не думаю, Лиза, - возразил Станислав, - один из них, ведь, дал мне возможность и код прочитать и даже копию диска мне вручил. Что-то тут не так. Или что-то начало меняться.

Клёкотов посмотрел на часы и присвистнул:

- А время-то! Павел Алексеевич, завтра и я буду присутствовать при выписке Екатерины Юрьевны. Не возражаете? Буду к одиннадцати у корпуса больницы, - он оглядел всех, и Станислав обрадовался, что капитан пришёл в себя после потрясения.

-  А сейчас предлагаю довезти меня до моего отделения, - следователь опять выпятил свой подбородок вперёд, будто заранее отметал все возражения.  Павел пожал плечами и махнул всем двигаться из парка. Лиза пошла по дорожке первой. Потом вдруг обернулась: 

- А как мы можем быть уверены, что завтра к больнице приедете именно Вы, Евгений Петрович? И мне самой до сих пор непонятно, как  диск-то оказался у вас в папке?

- Н-да… - неопределённо протянул Клёкотов, - ничего не могу обещать, я это буду или не я… - он вдруг улыбнулся от пришедшей в голову мысли, - а Вы, Лиза, поцелуйте меня! А? Ведь, если это буду не я, то наваждение растает. К тому же, - он весело посмотрел на неё, -  поцелуй от такой девушки любое чудовище расколдует.

  Все с облегчением рассмеялись. Через десять минут, пожав по-очереди капитану Клёкотову руку, друзья расстались с ним до завтра.

XVII.

- Паш, скажи, - Станислав старался выглядеть как можно более спокойным, - ты ещё видишь у меня крылья?

- Погоди, мне настроиться надо. Это видно как-то краем глаза, при случайном повороте головы, - Павел вёл машину быстро и смотрел только на дорогу. На улице начался дождь, и время пришло пиковое – все возвращались с работы. Лиза вздохнула:

- Завтра крылья перейдут к Катерине, и все необыкновенные события закончатся.

- А куда мы едем, Паш, обратно в больницу? – Стас почувствовал что-то неладное в ответе друга.

- Да, хочу Катеньку сегодня забрать. Но сначала развезу вас по домам. Стас, ты уж извини, но дай мне хоть немного времени для прощания. Ведь, я потеряю её навсегда. Если она тебя сейчас увидит, … в общем, сам понимаешь, - Павел сжал зубы и тормознул на светофоре, - сейчас вас обоих развезу, тем более, что дождь полил, и рвану к ней. Там подпишу все бумаги, и выцарапаю её оттуда, – он повёл машину дальше.

- А если не отдадут? – грустно спросила Лиза. Она понимала и сердцем чувствовала отчаяние и мужество этого человека, которому судьба почти не оставила времени быть счастливым рядом с любимой. – Павел, а хотите, я поеду с Вами, чтобы ругаться с ними вместе, если они вдруг…

- Нет, Лиза, спасибо, - перебил он её, - я справлюсь сам, а тебе надо бы… - он недоговорил, помолчал и продолжил, краем глаза взглянув на рядом сидевшего друга, - мне кажется, что тебе Стас  сегодня надо быть осторожным. И так как серые больше всего боятся Лизы, может, вы придумаете что-нибудь, чтобы побыть сегодня вместе подольше? – он помолчал. – Ну, это я так, не подумайте чего… Кстати, крылья ещё на месте. И не выросли - всё такие же. Так что - везу Лизу к тебе или как?

- Или как, - Станислав сердито посмотрел на друга, - ты едешь один на один воевать против привычных порядков больничной администрации, а меня решил за спину девушки спрятать?

- Нет, Станислав, - серьёзно заговорила Лиза с заднего сидения, - нет, дело не только в Вас, дело вообще в нашем мире. Мы же не можем рисковать сейчас. Я признаю, что оказалась трусихой, хотя считала себя очень смелой, - она для убедительности кивнула пару раз повернувшемуся к ней  удивлённому Станиславу, - но меня почему-то сделали для этих серых опасной. Этим надо воспользоваться. Павел, если Станислав Иванович, - она чуть улыбнулась на то, как он опять поморщился, глядя на неё в зеркало автомобиля, - не возражает, я готова побыть какое-то время у него. И оттуда мы будем держать связь, договорились?

- Правильное предложение, Лиза, - одобрил Павел, не дав Стасу возразить, - ты не забывай, Стас, что у нас есть ещё одно весьма непонятное явление: диск, который оказался в папке нашего дотошного следователя. Это значит, - он подъехал к дому друга и встал перед подъездом, - что эти Беспощадные, один, или несколько, каким-то образом за нами всеми следят. Ну, что – я прав?

-   Да…- Стас потер себе виски, поджав губы, и смиренно сказал: - согласен, я буду осторожен. И пусть милая Лизонька будет моим телохранителем.

- Крыльехранителем, - попыталась пошутить девушка, - но имейте в виду, я опять есть хочу! Вылезаем? – обратилась она к Станиславу.

- Какая у нас вечно голодная красна дЕвица, - усмехнулся Павел, - между прочим, у меня тоже нет продуктов, так что едем-ка в магазин, потом я вас закидываю и мчусь за Катенькой.

- Едем в кафе, - откликнулся Станислав, - тут совсем рядом, а потом мы тебя отпускаем. В кафе возьмёшь ещё что-нибудь с собой домой. Там есть такая услуга. Нечего сейчас в очередях торчать – у тебя времени остаётся всё меньше и меньше.

- Договорились! – и Павел развернулся и рванул по указанию Стаса за поворот улицы.

Одновременно открылась входная дверь подъезда, и на крыльцо вышли капитан Клёкотов со своим другом Петром. Проследив за машиной, они вдруг за секунду растаяли на глазах до полного исчезновения. Идущая мимо в соседний подъезд женщина чуть не упала в обморок от увиденного, застыв на полпути, и рукой, держащей мокрый раскрытый зонт, перекрестилась, как смогла…

***

  Пока друзья ужинали, дождь закончился. Попрощавшись с Павлом и потребовав от него обещание держать их в курсе, Станислав пошёл с Лизой к себе домой. Идти было минут семь, народа на улице было достаточно, чтобы напряжение от ответственности отпустило девушку. Серые побоялись бы нападать на них на такой шумной улице. Станислав за весь путь не сказал ни слова, но и Лиза тоже глубоко погрузилась в свои мысли и нисколько не чувствовала неловкости. Они свернули на тихую улочку и благополучно дошли до подъезда Станислава.

- Лиза… - неуверенно заговорил он первым, - я не думаю, что тебе надо подниматься ко мне. Просто вызову тебе такси, и ты езжай спокойно домой. А завтра с утра позвони мне. Можно даже рано, заодно разбудишь, - постепенно он обретал уверенность в предложенном решении и с последними словами улыбнулся.

-  Нет, у нас до звонка Павла ещё есть время. Да, я навязываюсь Вам! - она ответила с несколько шутовским пафосом, - но я обещала Вас охранять от всяких…хм, …инопланетных захватчиков, - и победно улыбнулась в ответ.

- Тогда пошли пить чай, - сказал он, доставая ключи и собираясь подняться на крыльцо. И в этот момент прямо перед ним у самой двери материализовались капитан Клёкотов и Пётр.

- Ой! – вскрикнула сзади девушка. Станислав побледнел.

- Мы с Вами уже знакомы, Станислав Иванович, что так пугаться? – заговорил лже-Клёкотов, - да и моего друга Петра Вы знаете, даже отметить его труд обещали.

  Ничто не указывало на инородность существ, скрытых под обликом обычных людей. Мимика, речь, дружелюбие, которое читалось на лицах обоих мужчин - всё узнаваемо и не таило ни одной нечеловеческой тайны, но всё внутри Станислава отчаянно сопротивлялось принять такой способ появления их перед глазами.

- Вы – Беспощадные? – дрогнувшим голосом спросила Лиза.

- Будем знакомы, Лиза, мы - не беспощадные, - лже-Пётр улыбнулся, - это нас так называют наши старые друзья, которые тоже были посланы сюда, но с другой миссией, так сказать.

- Почему в таком обличье? – резко и  хрипло от волнения спросил Станислав, - Вы вытесняете души хороших и невинных людей, занимаете их тела…

- Зачем же так, Станислав Иванович? Нам хотелось поговорить с Вами, и пусть Ваша очаровательная спутница тоже побудет с нами, но не здесь же… не на крыльце. А? Пригласите нас на чай тоже?

- Хорошо, приглашаю вас обоих. Но отпустите Лизу домой! – Станислав был непреклонен, - сейчас, а не после разговора!

- Нет! – воскликнула Лиза, - я ни за что Вас не оставлю, Станислав, Вы помните - я же Лохматая!

Посланники расхохотались:

- Это Вас так назвали наши друзья?  Очень метко, - ответил Пётр, - но мы вам не враги. Однако разговор серьёзный, и чем быстрее мы его начнём, тем лучше.

   Станислав молча кивнул и открыл дверь подъезда. Клёкотов и Пётр, а затем и Лиза со Станиславом прошли на лестничную площадку. Возле лифта лежал мёртвый голубь, полуприкрытый куском газеты. «Жаль его маленькую гордую душу», - подумал Стас, вспоминая низкий с переливами голос и его совсем неголубиную ироничность. Лифт был на редкость послушным. Через пару минут гости уже входили в небольшую квартирку Стаса, с интересом оглядываясь по сторонам. Лиза, плотно сжав губы и неотрывно наблюдая за обоими, переступила порог и всячески пыталась быть между ними и хозяином квартиры. Казалось: напади они сейчас на Станислава, она бросилась бы его защищать, как дикая разъяренная кошка защищает своего детёныша. Между тем, Станислав, напротив - вдруг расслабился на глазах и с улыбкой пригласил всех в кухню на чай.

- Если не возражаете, я начну спрашивать первым? – он, не глядя на них, достал чашки с блюдцами, налил воды в чайник, включил и, наконец, посмотрел на лже-Клёкотова. – Вы садитесь, вон у стены складные стулья, Лизонька, и ты тоже присаживайся, а то испепелишь их взглядом прежде, чем они нам что-нибудь объяснят. Вопросов-то у нас с тобой к таким особым гостям очень много, - Станислав заварил чай, достал сахарницу и ложечки.

- Что ж, спрашивайте, - ответил лже-Клёкотов, взяв маленькую ложечку в руку и начав крутить её за черенок.

«Совершенно, как человек, - подумала Лиза, - может ли быть такое, что Клёкотов с самого начала был не человек?»

- Нет, Лиза, - вдруг возразил лже-Клёкотов, аккуратно положив ложечку на блюдце, - ваш следователь – человек, и Пётр, друг его – тоже, мы просто временно приняли их облик, поэтому, – он поднял глаза на стоящего Станислава с чайником в руке, - обвинять нас в заимствовании чужих тел неправильно. Мы же не серые, как вы их тут называете.

- Это не мы их так называем, - горячо возразила девушка, - это сама Катерина их так назвала, да и животные тоже.

- А! Наши друзья заняли тела животных. Это логично, - лже-Пётр подождал, пока Станислав нальёт ему чая, положил ложку сахарного песка, помешал и с наслаждением шумно отхлебнул. Лиза, как завороженная, следила за его действиями, а в конце не удержалась и фыркнула.

- Что? У вас не так пьют чай? – удивлённо спросил лже-Пётр, - а я очень старался всё сделать правильно.

- Кто вы оба, … всё-таки? – Станислав, разлив всем чай до конца, сел за стол, - как нам объяснила Катерина, вы… как бы это сказать? … Её родственники по нашим, земным понятиям?

- Родственники? – переспросил лже-Клёкотов, и они оба опять рассмеялись.

- Вы знакомы с ядерной физикой? – перестав смеяться, вдруг серьёзно спросил лже-Пётр.

- Очень приблизительно, - ответил Станислав, - у нас другая область деятельности.

- Ну да… -  отставил от себя пустую чашку лже-Клёкотов, - объяснить вам это будет сложно. Тем не менее, мы попытаемся. Ваши учёные исследуют микромир очень дотошно и упрямо, а теперь представьте, что законы микромира, которые у вас на макроуровне не работают, - он замолчал на несколько секунд, как будто подбирал слова, - в нашем измерении одинаково равносильны и вероятны, как и в микромире. Это означает, что один, ну, скажем, крупный объект может обнаружиться сразу в любом месте, стоит только это место предположить. А может и не быть нигде, если о нём … ну, скажем, думать лень.

- Это вы оба были в лаборатории? Вы нас встречали у здания? – хмуро спросил Станислав, предлагая как бы сразу перейти к конкретным объяснениям.

- Временами да, но в основном – нет, там был ваш настоящий следователь и его настоящий друг.

- То есть, вы то есть, то исчезаете? – не утерпела Лиза, - но вы же в нашем, а не в своём измерении.

- Примерно так – мы тут и есть, и нас нет. Мы как бы с людьми менялись местами, чтобы вам было понятно. И свойства нашего мира всё время сохраняются с нами, потому вы нас видите только там, где нам это надо.

- Это таким образом диск оказался в папке у настоящего Клёкотова? – воскликнула Лиза громко от своей догадки.

- Да, и не только. Таким образом, мы в одно мгновение случаемся тут, а в другое - оказываемся в нашем мире.

- Стойте! – вдруг проговорил резко Станислав, - а как же Катерина? Ведь, она НЕ там, ей же надо возвращаться. Почему?

- В этом вся сложность. В вашем мире и в других, подобных вашему мирах есть разделение на то, что вы называете мужским и женским началом. Подобные нашему миру, вероятно, тоже есть, но там Ему неинтересно. Лиза, Он же дал себя почувствовать в Вашем сне, не правда ли? Но вопрос «почему надо возвращаться?» у вас всех остался, … попробую объяснить.  Он создаёт из себя, говоря условно вашим языком, женское начало с определённым набором качеств и посылает в эти гендерные миры собирать информацию о взаимоотношениях обоих, раздельно существующих полов.  А потом возвращает эту часть себя, чтобы создать каждый раз ещё более совершенное женское начало. Он как бы корректирует свои собственные представления о совершенстве этой своей стороны.

- А почему же тогда, как нам рассказали серые, после возвращения к вам обратно, все посещаемые миры разрушаются?! – возмущённо воскликнула Лиза. - И ваши, как вы говорите, друзья, то есть, жители вашего мира, приходят сюда в виде душ, по-бандитски занимают тела животных, вытесняя их собственные души. При этом часто эти ваши друзья всё равно не успевают закрыть портал, через который они все сюда явились. И обратно, вслед за душой Катерины устремляется вся лучшая энергия разумных существ, оставляя в мире лишь желание разрушать, а значит, самоуничтожение и хаос! Ну, хоть какой-то глобальный закон на ваши действия есть?! – почти выкрикнула она сердито.

- Лизонька, - вздохнул Станислав, - боюсь, что мы оперируем своими земными представлениями, которые им совершенно чужды.

- Мне нравится этот мир, - сказал вдруг лже-Пётр лже-Клёкотову. Потом он поглядел на людей и ответил, задержав взгляд на Лизе:

- ОН и есть закон и всякое начало изменения закона. И если созданная им структура, а её в понятиях вашего мира можно было бы условно назвать женским началом, посылается исследовать другие миры, то, в понятиях опять же вашего устройства жизни, мы - его мужское начало, созданы, чтобы вернуть посланницу домой, - он помолчал несколько секунд, - если её пытаются задержать. Но, похоже, что здесь всё будет мирно, чему мы сами очень рады. Чему ОН рад.

- Непонятно, почему эта всесильная личность не исследует жителей собственного мира? – угрюмо пробормотала Лиза.

- Почему же?- лже-Клёкотов хитро посмотрел на девушку и откинулся на спинку стула, - всё самое лучшее, что появляется в нашем мире, Он им отдаёт почти сразу. Но Он постоянно ищет новые способы и возможности расширить свои знания о гармонии жизни.

- А что будет с Катериной? – почти зная ответ, с горьким чувством спросил Станислав, - она умрёт?

- Она уже умерла много лет назад. И фактически ОН дал ей вторую жизнь пусть даже в своих интересах. А для Вашего друга она стала смыслом жизни, сделав его счастливым. Теперь, конечно, будет грустно, но этот человек всё понимает… Зато Вы останетесь живы. И ваш мир не разрушится и даже не заметит ни нашего посещения, ни ухода.

- Как же мы объясним это всё настоящему Клёкотову? – себе под нос пробормотал Станислав.

- А никак. Как только Она уйдёт из тела, мы подавим эти воспоминания вашего следователя, как делали уже несколько раз, - весело ответил лже-Пётр.

- И нам тоже сотрёте память? – с ужасом спросила Лиза. Она вдруг почувствовала невероятную скуку от прописанного наперёд будущего, в котором ей, как и всем здесь предстоит быть. Невыносимо думать, что всё человечество способно жить лишь в своём маленьком замкнутом мирке, не имея возможности заглянуть во что-то иное, необыкновенное и невероятное. И даже не представляя, что этот мир где-то рядом. В памяти девушки  вдруг всплыл её сон -  то самое безграничное ощущение счастья и восторга от осознания смысла жизни, от вкуса в создании каждый раз чего-то абсолютно нового и  чудесного. Она грустно опустила голову.

- Как хотите. Вам мы можем оставить. И Павлу тоже, если захочет. Только что вы будете делать с этими знаниями? - добродушно спросил лже-Клёкотов. - Они вас будут только мучить.

- Мы подумаем, - вдруг сказал Станислав, - завтра мы обсудим это втроём, но обещайте нам, что выполните любое наше решение честно.

- Договорились. Сейчас мы откланиваемся, и больше видимы вам не будем. Но помните, что завтра мы будем рядом, - и с этими словами лже-Клёкотов исчез на глазах.

- Спасибо за чай, это было интересно, - сказал лже-Пётр и исчез вслед за ним.

- Ой, Станислав, смотрите, чай! – Лиза указала на чашки гостей. Там, чуть колыхаясь, темнел густой ароматный чай. В это время зазвонил телефон. Это был Павел:

- Всё в порядке! Катю я перевёз! Непросто было, но пара бумажек всё решила. Завтра жду вас утром не раньше одиннадцати. От моей Катеньки всем привет! И не звони, слышишь, Стас, Лизе тоже скажи - трубку брать не буду! Хоть потоп! Ты меня должен понимать! – и он отключился.

***

- Лиза, вызываю тебе такси, завтра к Павлу приезжаем к одиннадцати, - не дав девушке и слова сказать, он набрал номер, - да, сейчас, - он назвал адрес, откуда и куда, после чего уточнил, через сколько минут придёт машина. Оказалось, в течение получаса. Так как маршрут был коротким для такси, там начали придумывать причины возможных задержек. Но Станислав кротко ответил, что он готов ждать, и продиктовал номер телефона для связи. Лиза вздохнула:

- Я понимаю Вас, мне неприлично оставаться тут долго, но угроза же есть, она не только для Вас, она и для меня и для всего нашего мира.

- Лиза, ты замечательная… телохранительница, крыльехранительница, - поправился он, улыбаясь, - но ни серые, ни звери сюда не войдут. А выспаться нам надо обоим.

В это время в дверь позвонили. Станислав удивлённо обернулся:

- Так быстро? А зачем мне голову морочили, что мол, пробки… - он уже собрался идти открывать, как Лиза его опередила и бросилась к двери. Она заглянула в глазок:

- Там никого нет! Это засада!

- Лизонька, - рассмеялся Стас, - ну, ведь, в подъезд тоже надо попасть. Дай-ка, я открою, может соседям что-то надо, - и он повернул замок. Дверь будто от сильного порыва ветра резко распахнулась, и в квартиру влетело сразу несколько ворон. Увидев грозную Лизу с горящими глазами, они в панике тут же вылетели обратно. Холл лестничной клетки мгновенно стал пустынным.

- Вот видите! Я никуда не уеду! – и девушка решительно взялась за ручку двери, чтобы закрыть квартиру, как вдруг в голове раздался знакомый голос:

- Подождите, мне надо с вами обоими поговорить, - и к ней, отчётливо цокая по каменному полу холла, вперевалку направлялась большая бело-чёрная ворона. Она была одна, и ни один звук не указывал на то, что маршем ниже затаились остальные серые.

- Мне проверить, где остальные? – грозно спросила Лиза.

- Как хотите, - ворона остановилась перед ней в шаге доступности, - мне терять уже нечего, но выслушать вы же меня можете?

- Можем, - ответил за девушку Станислав, - проходите в квартиру.

  Лиза в изумлении обернулась на него, но он спокойно покачал головой, показывая этим, что он не только не боится, но и хочет узнать, что от него хотят. Девушка нахмурилась и отошла от двери, впуская гостью, вернее, гостя, как она помнила по его рассказу.

- Благодарю, - ворона с достоинством склонила голову и отправилась в кухню. Люди с интересом последовали вслед. Там птица резко взлетела на стол и села как раз у чашки лже-Клёкотова. Она приблизила клюв к чаю, как будто прислушалась на несколько секунд к своим ощущениям от содержимого и вдруг начала жадно пить, время от времени закидывая голову назад. Лиза ойкнула от удивления. Через полминуты чашка стала пустой.

- Теперь, - сказала ворона, - ты, Лохматая, мне не страшна. Даже если решишь убить это тело, вышибить меня из него не сможешь. Энергия этой жидкости теперь моя. Хорошо, что они не сказали вам об этом, иначе, если бы он, – птица указала крылом на Станислава, - выпил эту жидкость, крылья тут же перешли к тебе, - она указала на Лизу, - а с тобой  нам договориться труднее.

- Погодите… - Станислав внимательно посмотрел на ворону, топтавшуюся на столе между чашками, - но ведь я могу выпить из другой чашки чай. Гостей тут было двое…

- Не можете! – крылом опрокинув чашку с чаем, удовлетворённо сказал нахальный пернатый гость, - так надёжнее. Так вы хотите услышать, почему я на всё это пошёл?

В это время зазвонил телефон. Стас взял трубку и, извинившись, отменил заказ.

- Рассказывайте, - потребовала Лиза, - учтите, до Вас тут были беспощад…, нет, другие посланники, и мы многое уже знаем.

- И многого не знаете, - ворона в упор смотрела на людей, и глаза её светились изнутри белым светом, как маленькие лампочки фонарика. – Вас легко обмануть. Вот сейчас это сделал я, - птица раскрыла и подняла одно крыло вверх, как бы останавливая Лизу, которая уже закипала от раздражения, - а до меня вас разыграли они. Вы их называете Посланниками? На самом деле они всё-таки именно Беспощадные. Во всех мирах, где они появлялись после неё, начиналось ускорение разных разрушительных событий, потом полный хаос. И чем же они купили вас сейчас?

- Код передачи крыльев мною прочитан, - сердито ответил Станислав, - и я не вижу причин им не верить. Теперь трагедий не будет, они нам обещали.

- Они вас обманули! Ни один код не сработает. Она каждый раз забывает, что было с ней в других мирах, - возразила ворона.

- В этот раз она всё вспомнила! – запальчиво почти выкрикнула Лиза, - и сейчас я не верю именно вам, серым!

- Наивная женщина, - выразительно вздохнула ворона, слегка раскрыв и сложив обратно крылья, - разве не видно, что мы готовы жертвовать собой до конца, лишь бы остановить разрушение миров в разных измерениях. Я сейчас пришёл сюда один, зная, что погибну сразу, если ты вздумаешь хотя бы дотронуться до меня. Хотя я надеялся, что они вам что-нибудь от себя оставят. И мне повезло. Однако … если бы не эта жидкость… - он намеренно вошёл в лужу с чаем и потоптался. - В любом из измерений мы не можем войти в кого-либо вторично, и долго наша защитная оболочка вне того белого тумана, помните - тот самый серый сгусток, который он вобрал нас в себя и защитил? Так вот, вне того пространства он быстро рассеивается. А мы без него гаснем. Всё равно как заснуть навсегда. Но риск попробовать вас убедить стоит нашей жертвы. Мы видели, что делают Беспощадные, мы пытались столько раз убедить пришедших вслед за ней души жителей её мира понять нас и не входить с ней в контакт. Но всегда это заканчивалось дракой. Эх, что мы только не пытались! Вот сейчас, я выпил эту жидкость. Если вы вздумаете меня уничтожить, энергия в ней меня поддержит, но это тоже будет недолго, вероятно, и она рассеется. Впрочем, не знаю.

- Я одного не могу понять, - задумчиво начал Станислав, - вы, серые, уговариваете меня не встречаться с Катериной, но при этом знаете, что есть такие Беспощадные, которые в случае каких-то осложнений в обратном перелёте просто сметают все препятствия. Это означает, что в обоих случаях наш мир будет разрушен. Так какие же у меня есть варианты?

- Убить её!!! И тогда крылья не перейдут к ней, и ваше измерение будет навсегда запечатано. Вы должны осознать всё величие вашей жертвы – пусть и ценой разрушения своего мира, но вы спасёте все остальные, где она ещё не была.

   Но больше терпеливо слушать всё это Лиза не смогла. Она стремительно подскочила к окну, распахнула его, и прежде чем Станислав и ворона догадались, что она хочет сделать, девушка так же стремительно бросилась к столу, схватила ворону за крыло и сильным броском вышвырнула её вон на улицу, после чего сразу закрыла окно на замок и даже закрыла занавеску.

- Всё! – выдохнула Лиза. Станислав смотрел на неё с изумлением. Волосы растрепались, щёки её  горели, глаза сверкали яростью и решимостью:

- Тоже мне, мессия нашёлся!

- Лизонька, - с восхищением выговорил Станислав, - ты даже не представляешь, какое ты чудо!

- Простите, Станислав Иванович, - буркнула она, - но терпеть не могу, когда мне морочат голову, особенно говорящие вороны.

Станислав подошёл к ней, пригладил несколько прядей и, ласково, положив руки ей на плечи, сказал:

- Когда это всё закончится, мы вместе с тобой напишем рассказ о любви моего друга к инопланетянке … нет, к иноизмерянке. А хочешь, напиши его сама, и победишь в любом конкурсе, я уверен!

- Ну, Вас! – смутилась девушка, - мне же этого пернатого тоже жалко. Он так же сильно любил и отдал за Катерину,… ну, за ту её, которая была там, свою жизнь. Наверное, я неправа, что вот так просто выбросила его в окно.

- Да нет, хороший бросок был, сильный!

   Девушка взглянула на него недоверчиво и, увидев знакомые весёлые искорки в глазах, засмеялась. Засмеялся и Станислав, и они долго смеялись, показывая друг на друга пальцами, при этом Стас то начинал изображать походку вороны, то будто клювом выпивал чай из чашки, то важно выпячивал грудь вперёд, изображая значимость момента истины,   а Лиза опять и опять делала такое движение, как будто хватала птицу за крыло и выбрасывала за окно. Наконец, они успокоились, напряжение от последних и возможных будущих событий как будто отпустило. Первым опомнился Станислав:

- Лиза! Ты будешь спать на кровати, а я разложу диван. Но позвони родителям, чтобы не волновались, … хотя,  что ты им скажешь? – сокрушённо спросил он, качая головой.

- Я сначала позвоню подруге, а потом маме. Не волнуйтесь. Всё будет нормально. И заведите, пожалуйста, будильник для меня на полчаса раньше – я зарядку должна сделать. Без неё я бы ни с одной вороной не справилась!

Статистика
Просмотрено гостями: 
0
Просмотрено пользователями: 
0




Нравится



StihoSlov чат

Необходимо зарегистрироваться и авторизоваться для того, чтобы отправлять сообщения в чат!

Нравится StihoSlov? Щелкай Like!